Три педагогических правила от Виктора Шаталова

Спонсор рубрики «Исторические хроники» - компания «Вотум», разработчик интерактивных решений в области образования.

Виктор Федорович Шаталов родился в 1927 году. В 1951 году поступил в среднюю школу преподавателем математики. В возрасте 26 лет он стал директором школы. И вскоре весь советский педагогической мир заговорил об уникальной «системе Шаталова».

Школьники, обучавшиеся по этой системе, заканчивали десятилетку за 7 — 8 лет. После чего все, поголовно, поступали в престижнейшие вузы страны. Где продолжали демонстрировать истинные чудеса.
В чем же суть этой легендарной системы?

Никаких упрощений — только усложняем

Многие великие педагоги утверждали, да и утверждают в наши дни, что ребенок чересчур загружен школьными уроками, что его, фактически, лишают детства, отбирают у него ту золотую, безмятежную пору, которая все равно кончится очень быстро. Но не таков был Шаталов. Его главный девиз — никаких упрощений. Можно только усложнять. И нужно усложнять.

При этом хороши любые методы, как интенсивные, так и экстенсивные. Да, следует вводить индивидуальные учебные пособия, заниматься с каждым учеником по особой программе, но в любом случае, практически все время школьника должно быть посвящено приобретению знаний. Другое дело, что сам процесс этого приобретения, если к нему грамотно подойти, перестает быть обузой. Наоборот, он должен увлекать так, что за уши от тетрадок не оттащишь. Но о детстве в каноническом смысле слова можно даже не мечтать. Наоборот — следует приобщить каждого ученика к ежедневному, если не ежечасному, умственному труду.

Взаимопроверки — залог успеха

Учитель вызывает к доске, проверяет тетради и ставит оценки, а ученики только подсказывают во время ответа и дают друг другу списывать «домашку»? Ничего подобного! Главная цель — получение качественного образования, и в достижении этой цели все заинтересованы одинаково. И сам ученик, и преподаватель, и его товарищи по классу. А потому — систематические взаимопроверки.

Они идут на пользу не только проверяемому, но и проверяющему — он, посвящая больше времени образовательному процессу, оказавшемуся вовлеченным в него еще в одном качестве, сам еще лучше усваивает материал.

И, разумеется, все это не должно принимать формы взаимного доносительства. Чтобы такого не случилось, Шаталов уделял огромное внимание позитивному, гуманному отношению учителя к ученику — он называл это педагогикой сотрудничества. Действительно — какой смысл доносить, если виновному за его промах ничего не будет, ему только дружески помогут разобраться с проблемой. Критика же — в любых формах — категорически запрещена.

И, разумеется, требуется максимальная осторожность в выставлении оценок. Шаталов писал: «Отметка — не цель. Оценка — очень тонкий и взрывоопасный инструмент, требующий умного и умелого обращения. В противном случае она теряет свой педагогический смысл, превращаясь в средство угнетения личности».

В результате новатор добился того, что школьники иногда сами просили снизить завышенную, как им казалось, оценку. Они прекрасно понимали, что она — всего лишь инструмент для измерения знаний и ни в коем случае не источник несчастий.

Образование и игра не отделимы друг от друга.

Да, без традиционных и, что греха таить, скучноватых форм обучения никуда не денешься. Та же зубрежка — без нее даже таблицу умножения не освоишь. Но там, где может найтись место игре, ее просто необходимо внедрять. А зубрежку, в свою очередь, необходимо сводить к минимуму.

Виктор Федорович любил аналогию с живописным полотном. Он говорил, что традиционное образование — это рассматривание картины по кусочкам. Вряд ли при этом сложится целостное восприятие задумки художника. Нужно же смотреть на полотно в целом — и только в этом случае зрителя ждет успех.

Метод Шаталова включал в себя повторение, проверку знаний, систему оценки знаний, методику решения задач, технологию конспектирования и даже спортивные занятия. Главное же — все это должно увлекательным. Именно увлеченность, по глубокому убеждению новатора, больше всего прочего сподвигает ученика к новым свершениям.

Гарантией же вовлеченности должна быть творческая атмосфера, созданная учителем в классе. Виктор Федорович называл это «принципом соленого огурца». И пояснял: «Если в банку с соленой водой положить свежие огурцы, то, хочется им или не хочется, они всё равно станут солеными».

Подписаться на авторский канал Алексея Митрофанова

Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Лица История и обществознание
Вам будет интересно:
Участники