«Подчинение или уход из группы»: японский детский сад глазами русских родителей


Фотографии: Depositphotos / Иллюстрация: Юлия Замжицкая

Воспитание родителей, жесткая система правил и запрет на слезы. Чем удивляют сады Страны восходящего солнца русских мам, рассказывают Оксана и Инга.

Два типа японских садиков

В Японии действуют два типа детских садов, которые принципиально отличаются друг от друга условиями пребывания и целями, — хойкуэн и етиэн.

Етиэн

Етиэн чем-то напоминает подготовительные группы российских садов. Воспитанники сконцентрированы, прежде всего, на учебе и подготовке к школе. 

В эти сады ходят дети от трех до шести лет. Там они проводят не более пяти часов в день — с 9 до 14. Поэтому одному из родителей приходится оставить работу, чтобы следить за ребенком оставшуюся часть дня. 

Этот вид садов может быть как муниципальным, так и частным. Среди частных отдельно стоит выделить те, которые работают при крупных университетах. Их воспитанникам практически гарантировано поступление в школу и сам университет в будущем. 

Хойкуэн

В хойкуэн принимают детей от трех месяцев до шести лет. Этот сад нацелен на развитие детей и сопровождение их досуга. Учебы здесь как таковой нет.

Дети находятся в саду с 8 до 18-19 часов с понедельника по пятницу и дополнительно — половину субботы. Чтобы получить место в группе, родителям нужно документально подтвердить, что в день каждый из них работает больше четырех часов. Домохозяйкам путь сюда закрыт. 

Оплата за нахождение ребенка в саду может составлять как 60, так и 800 долларов в месяц при равных условиях — зависит от того, сколько родители платят налогов. Чем больше налогов, тем выше плата за садик. То есть косвенно плата зависит от заработка. Но проходит она через муниципалитет, поэтому ни воспитатели, ни другие родители не знают, какую сумму кто вносит. Такая система не вызывает неравенства и предвзятости по отношению к детям. 

Етиэн. История Оксаны

Оксана испытала методы етиэна на себе. Она столкнулась с жесткой системой правил, соответствовать которой было сложно даже самим японцам:

«Воспитание началось с „обенто“ — коробочки с обедом, которую каждая мамаша должна приготовить ребенку утром. Оказалось, содержимое моей коробочки не соответствовало требованиям», — вспоминает Оксана.

Заведующая сада строго сказала, что в обеде должно быть 24 вида продуктов. Пришлось пойти на показательный кулинарный мастер-класс в дом образцовой мамы. То, что ни сама Оксана, ни ее ребенок на дух не переносят селедку и хиджики (водоросль) с гобо (съедобный корень), никого не интересовало:

«Возражать было бесполезно: в Японии принято жить по правилам группы. Для домохозяек „мамский“ коллектив — это и есть та группа, уставу которой надо беспрекословно подчиняться. Не нравится — уходи. Естественно, вместе с ребенком. Попытки словчить здесь не проходят. В результате долгих хождений по магазинам я составила дочкин „обенто“ из покупных кушаний».

Однажды во время детсадовского похода в горы четырехлетний малыш Оксаны расплакался. Но по меркам сада такое поведение недопустимо. «Провинившихся» детей и их родителей в отместку отправляли на самую высокую в округе гору, ибо сила — в преодолении.

На преодолении была построена и еще одна воспитательная задумка администрации сада:

 «Ощущение, что меня по второму разу сдали в детский сад, не покидало меня даже дома. По воскресеньям к нам стала приходить командированная коллективом мамаша с детьми. Цель визита — отучить меня от дурной привычки долго спать в выходной. Выходов из этой ситуации, по японским правилам, только два: подчинение или уход из группы».

Впоследствии Оксана перевела ребенка в хойкуэн. Одна из японских родительниц сказала ей, что подобный переход из сада в сад считается пятном на репутации. Но Оксана не пожалела:

«Здесь дочка может жить среди детей без аскетического воспитания, а я опять стала взрослой», — говорит она. 

Хойкуэн. История Инги

Инга отдала обеих дочерей в хойкуэн, когда им было полтора года. За 15 лет жизни в Японии Инга привыкла ко всему, но даже ее удивило, насколько родители включены в жизнь сада, даже при полной занятости:

«Нам предложили варианты помощи саду. Например, помогать организаторам спартакиады или проводить традиционный зимний праздник, когда все готовят моти (сладкие лепешки из горячего рисового теста). Удивила высокая степень ответственности родителей: они заранее занимают место и никуда не уходят до конца. Самым неожиданным было предложение прийти на посадку растений в шесть утра. И многие пришли».

Из отрицательных моментов — отсутствие дневного сна у детей старше трех лет и негативное отношение к отказу ребенка от нелюбимых блюд на обед. Но положительного куда больше.

«В хойкуэне не просто присматривают за детьми — их учат распоряжаться временем, взаимодействовать в коллективе, быть самостоятельными. Здесь дети в компании друзей тренируются обслуживать себя — надевать пижаму, застегивать пуговицы, пользоваться столовыми приборами, обуваться», — делится Инга.

Воспитатели бесконечно изобретательны: они увлеченно мастерят с ребятами поделки из молочных пакетов, выращивают овощи, рассматривают жучков, копают картошку, ездят на экскурсии и на пикник. 


Материалы по теме:


Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Воспитание Образование за рубежом
Участники